ЭСКО. Большинство читателей хотя бы раз эту аббревиатуру уже слышали.Но для тех, кто с ней все же не знаком, объясню. Аббревиатура «ЭСКО» расшифровывается как «энергосервиская компания» — модель, которая в широком смысле значит, что потребитель энергии не использует свои финансовые средства и ресурсы на повышение энергоэффективности — а позволяет заниматься этим энергосервисной компании, которая за свои средства ведет все мероприятия по повышению энергоэффективности, в обмен на что потребитель энергии в дальнейшие 2—10 лет продолжает платить энергосервисной компании (ЭСКО) за энергию в тех размерах, которые он платил до повышения энергоэффективности. В свою очередь, ЭСКО за счет разницы, возникающей от экономии в фактических затратах на энергию, возвращает свои инвестиции и получает прибыли в течение 2—10 лет. По истечении этого периода, все выгоды от экономии остаются в распоряжении потребителя энергии. В рамках модели ЭСКО, ответственность за успех результатов проекта берет на себя сама ЭСКО вместе с предприятием-потребителем энергии.

Если это определение кажется слишком сложным, вот — упрощенное объяснение. Скажем, я плачу 10 000 EUR в месяц за отопление и электричество на своем объекте, и вот ко мне обращается Янис и говорит: «Слушай, давай сделаем так, что платить тебе придется только 3000 EUR в месяц»! Такое предложение меня, конечно, равнодушным не оставит. Но есть одно условие — какое-то время я все еще буду платить эти 10 000 EUR Янису за то, что он вложил в мой объект свои деньги и внедрил за них на объекте меры по повышению энергоэффективности, благодаря которым я через несколько лет 10 000 EUR не буду платить ни Янису, ни поставщику энергии: платить я буду 3000 EUR — и только напрямую поставщику энергии. Янис вернет свои инвестиции и заодно получит небольшую прибыль, а мне достанется экономия при эксплуатации моего объекта и повышение его стоимости.

В этот раз я не стану рассказывать о проектах ЭСКО для жилых зданий, а сосредоточусь на промышленных объектах и офисных зданиях. Короче говоря, эта статья предназначена скорее для представителей предприятий и в меньшей степени — для физических лиц.

Каков мировой опыт? Теоретически, он очень привлекателен. Истории успеха здесь встречаются и наблюдаются уже с восьмидесятых годов прошлого века, когда многое в промышленной сфере было приведено в порядок именно благодаря проектам ЭСКО. В мире на модель ЭСКО смотрят очень широко и глубоко. Вы спросите: «Как»? Мероприятия по повышению энергоэффективности ведутся как на зданиях, так и путем преобразования производственных процессов. То есть, ЭСКО вводит такие изменения в производственный процесс предприятия, которые также приводят к экономии.

У нас, в Латвии, модель ЭСКО больше ассоциируется с повышением энергоэффективности зданий, а не непосредственно производственных процессов. Однако следует надеяться, что уже сейчас есть отдельные случаи, когда на производстве повышается энергоэффективность, благодаря модернизации каких-либо энергоемких процессов — например, производства пара, необходимого для других производственных процессов.

Почему у нас модель ЭСКО до сих пор не пользовалась популярностью? Потому что она казалась слишком сложной. Смотрите сами — если есть такой фонд ЕС, как «Финансовый инструмент климатических изменений» (ФИКИ), который, можно сказать, сам предлагает средства — то зачем усложнять дело и ждать, когда вложенные средства начнут возвращаться? Фонды ЕС и аналогичное финансирование — это альтернативы ЭСКО.

Наш опыт показал, что, совмещая финансирование из фондов и модель ЭСКО, можно добиться большего эффекта. Есть объекты, на которых, в обычном случае с ЭСКО, срок возврата вложенных средств достигает 10 лет и более. При этом срок софинансирования ФИКИ значительно короче.

Следует также отметить, что в случае с ЭСКО придется столкнуться и с законодательными проблемами — а именно: законом не определяется точно, как государственные и муниципальные учреждения могут участвовать в таких проектах, так как он не оговаривает порядка, в котором эти учреждения могут уступать контроль над своими зданиями, брать на себя долгосрочную ответственность и т.д. Но мы надеемся, что законодательная сторона в скором времени будет приведена в порядок.

Зачем еще нужна модель ЭСКО? Напомню, что Европейский парламент и совет приняли пару лет назад Директиву энергоэффективности 2012/27/ES для снижения энергозависимости от благосклонности третьих стран, а также воздействия на климат. В соответствии с положениями этой директивы, Сейм Латвии принял новый «Закон об энергоэффективности зданий». Главная задача Директивы энергоэффективности — это сделать такие вложения средств, чтобы достичь к 2020 году поставленных ЕС целей в этой сфере — снизить на 20% выбросы парниковых газов, добиться увеличения удельного веса возобновляемых энергоресурсов в конечном энергопотреблении до 20%, а также на 20% повысить энергоэффективность. Я считаю, что с одним лишь финансированием из фондов ЕС, без модели ЭСКО, директиву эту выполнить не удастся.

О чем еще следует помнить, рассматривая модель ЭСКО? Замеры. Замеры. И еще раз замеры. Они очень важны, если мы хотим, чтобы модель ЭСКО работала в наилучшем виде. Лучше всего начать делать замеры заблаговременно. То есть данные, полученные в результате замеров, должны быть хотя бы за последние два года, а в идеале — за последние три-четыре года. Важно, чтобы замеры были как можно более подробными. Нам нужно знать максимально ясно и точно, сколько, на что и как здание потребляет в целом, сколько и как оно потребляет энергии на различные процессы и т.д. Здесь в выигрыше остаются те, кто своевременно, еще при постройке здания или модернизации его инженерно-технических систем, ввели систему управления зданием (BMS), которая позволяет получать и подробные данные замеров энергопотребления. Если такой системы нет, но установлены счетчики, то возможно, что к ним можно подключить услуги телеметрии и получить детальный анализ энергопотребления в различных срезах. Также ничего нельзя делать и без подробного обследования здания — это само собой разумеется. Здание нужно облазить, как говорится, с ног до головы — то есть, с подвала до чердака. Следует подробно исследовать все инженерные системы. Если планируется повышение энергоэффективности здания, то нужно провести энергоаудит. И не формальный — а самый настоящий! Это — как визит к врачу. Если о чем-то не скажете, что-то умолчите, то лечение не сможет быть столь же успешным, сколь бы оно было, будь доктор знаком со всей картиной. Очень важно, чтобы лицо, ведущее хозяйственное обслуживание здания, или его собственник во всех деталях изложили все, что они знают о том, что делалось за последние годы.

Нет двух одинаковых зданий, нет двух одинаковых объектов — а значит и решений двух одинаковых для них тоже не будет. Каждый случай нужно рассматривать индивидуально. Зачастую системы уже нельзя восстанавливать — их нужно заменять полностью, так как они свое уже отслужили. Кроме того, одно дело — энергоэффективность здания, другое, и гораздо более важное, дело — это здоровье находящихся и работающих в нем людей. Если не приведена в порядок система вентиляции, то люди нередко чаще болеют, к обеденному перерыву уже чувствуют усталость, теряют продуктивность. Приводя в порядок внутренности здания, нельзя забывать и о его внешнем виде. Если сделать зданию красивый фасад, то его стоимость поднимется. А если об этом не думать, то можно оказаться в ситуации, когда стоимость здания падает так низко, что делать какие-либо вложения в него бессмысленно. Зачастую, внедряя проект ЭСКО на объекте, мы рассчитываем лишь экономию от пониженного энергопотребления, но не прибавляем сюда то, что изношенные системы пришлось бы менять и без ЭСКО, и что, благодаря ЭСКО, можно одним выстрелом убить двух зайцев. Второй «заяц» — это чистая выгода клиента, так как ЭСКО считается только со средствами, полученными от экономии энергии.

Следует обязательно отметить также, что с моделью ЭСКО отпадает столь привычная для строительной отрасли торговля за цену — или «дорого», или «дешево». Здесь отпадают дискуссии об излишней роскоши, ненужных тратах, дорогих материалах и т.д., так как в планирование своих вложений и в их возврат в установленные сроки одинаково вовлечены обе стороны.

ЭСКО — это по своей сути долгосрочные обязательства. Просто прийти, все сделать, обменяться рукопожатиями и уйти, надеясь на результат, не получится. В случае ЭСКО это — долгосрочные обязательства на пять и более лет. Это отношения, в которых стороны тесно взаимодействуют, обеспечивая контроль. То есть, надо смотреть, что и как делает собственник здания, что делают люди в его здании — естественно в контексте того, насколько это влияет на показатели энергоэффективности. Приводить в порядок вентиляцию, кондиционирование и другие системы нет смысла, если люди держат открытыми настежь окна, не выключают свет и так далее. Если заказчик или собственник не будет заинтересован в течение всего срока проекта ЭСКО — и не будет способствовать развитию энергоэффективного мышления как у себя, так и у своих работников, не будет следить за своими системами, не будет заботиться о надлежащем обслуживании этих систем, то в конечном итоге ситуация столь радужной уже не будет.

Каковы основные выводы? С юридической точки зрения, это — еще окончательно не упорядоченный процесс, который, однако, уже позволяет очень эффективно и экономно вести мероприятия по повышению энергоэффективности зданий, что особенно важно сейчас, когда потоки финансирования из фондов ЕС поиссякли. Более того, он позволяет избежать обычно непродуктивной торговли за издержки от модернизации, так как ЭСКО инвестирует ровно столько, сколько необходимо для достижения оптимального соотношения инвестиций и экономии. ЭСКО — это модель сотрудничества, выгодная как для поставщика услуг, так и для их получателя. Вместе с этим следует помнить, что это — модель сотрудничества, в рамках которой обеим сторонам нужно не только мыслить энергоэффективно, но и вести себя соответствующим образом, выполняя все необходимые предварительные работы, связанные с измерениями, и правильно обслуживая все системы не только во время проведения работ, но и после их выполнения. То есть, нужно ориентироваться на долгосрочную перспективу и быть до скрупулезности точными и терпеливыми.

ЭСКО немного похожа на хорошего полицейского, который четко расспрашивает обо всем владельца здания — чтобы все необходимое было сделано. Я рекомендую этого полицейского выслушать — или, в конце концов, к нему прислушиваться.

Микс Стуритис, председатель правления SIA Citrus Solutions, www.citrus.lv.